И вечный журавль в небе...

Сразу же скажу словами классика: «Нет, я не Ушац, я другой...» Но в институтские времена восхищался ЮМОРУШАЦЕМ, талантливыми шаржами Егора Щукина, Юли Ранинского, считая ЭТО для себя недостижимым. А все свободное время и несвободное время отдавал драмкружку, чем вызывал сильное раздражение у незабвенного Бориса Сергеевича Мезен-цева. Быстро промчались великолепные студенческие годы, и на распредели-тельной комиссии в 1952-м мне предложили отправиться в Ростов-на-ДОМУ (как сказал сокурсник Володя Наумов, узнав, что я собираюсь в родной город к папе-маме). Зазвал меня туда представитель проектной организации с поэтическим названием «ГИПРОРЫБА». Он заверял, что портфель заказов полон объектами, о которых любой архитектор мечтает всю сознательную жизнь. И я клюнул, как та рыба... Портфель действи-тельно оказался полон заказами на проекты... складов соленой рыбы. И когда соль заскрипела уже на зубах, я стал разбавлять этот «рассол» шаржами на сотрудников милой моему сердцу организации. Сбежал из этой «заводи» я ровно через год, с содроганием вспо-миная «рыбную архитектуру» и с благо-дарностью - первое «погружение» в шар-жевую графику. До сих пор не могу остановиться. Тем более что с 1960 года работал в Комбинате декоративно-оформительского искусства, а в 1976-м стал членом Союза художников.



Архитектор-художник Григорий Ушаев, журнал «Автограф» №4 (10), 2002